20 фактов из удивительной жизни Самуила Яковлевича Маршака

Самуил Яковлевич Маршак (1887 — 1964) был основоположником советской детской литературы. Он смог не обращаться к юным читателям с бесконечным волшебством сказок (хотя его сказки превосходны), не скатываться в глубокое морализаторство «Смотрит месяц из-за веток — месяц любит умных деток») и не переходить на упрощённый детский язык. Его произведения для детей просты, понятны, и одновременно всегда несут в себе глубокие воспитательные, даже мировоззренческие мотивы. И, вместе с тем, лишённый внешней вычурности язык Маршака очень выразителен. Это позволило мультипликаторам легко экранизировать большую часть творчества Самуила Яковлевича для детей.

Маршак прославился не только детскими произведениями. Из-под его пера вышли шедевры русской переводческой школы. Особенно удавались С. Я. Маршаку переводы с английского. Иной раз он умел уловить в стихах Шекспира или Киплинга ритмы и мотивы, которые очень сложно найти, читая произведения классиков в оригинале. Многие переводы Маршака с английского считаются классикой. Писатель также переводил с языков нескольких народов Советского Союза, и даже с китайского стихи Мао Цзэдуна.

Писатель обладал недюжинными организаторскими способностями. Он создал много, как сейчас бы сказали, «стартапов». В годы Первой мировой войны Самуил помогал приютам для сирот. В Краснодаре Маршак создал театр для детей, жанр которого в России только нарождался. В Петрограде он руководил очень популярной студией детских писателей. Маршак организовал журнал «Воробей», из коллектива которого, транзитом через журнал «Новый Робинзон», родился ленинградский филиал «Детгиза». И в дальнейшем он успевал сочетать литературный труд с организаторским, а также много помогал молодым коллегам.

1. Один из главных биографов Самуила Маршака Матвей Гейзер в детстве писал стихи, которые нравились всем его соученикам по школе. Одноклассники даже собрали сборник из трёх десятков стихов из девичьих альбомов и школьных стенгазет, и отправили его в «Пионерскую правду». Оттуда пришла отписка с пожеланием побольше читать Пушкина, Лермонтова и т. п. Возмущённые одноклассники отправили те же стихи Маршаку. Писатель также вернул весь сборник, подробно разобрав недостатки одного из стихов. После столь авторитетной отповеди Глейзер стихи писать перестал. Через многие годы ему посчастливилось побывать у Самуила Яковлевича в гостях. Каково же было его удивление, когда Маршак не просто вспомнил мальчишескую поэзию, а и прочитал одно из стихотворений Матвея наизусть. Леонид Пантелеев называл память Маршака «колдовской» — тот с первого прочтения вслух мог запомнить даже стихи Велимира Хлебникова.

Матвей Гейзер с собственной книгой о Маршаке

2. Отец писателя, Яков Миронович был способным, но очень своенравным человеком. Владельцы мыловаренных заводов и маслобоен наперегонки приглашали его в управляющие, но он не мог долго задержаться на одном месте. Якову Маршаку хотелось не служить, а владеть предприятием, чтобы реализовать свои изобретательские задумки, а денег на приобретение фабрики или завода у него не было. Поэтому старший Маршак редко держался на одном месте больше года, а семье приходилось постоянно переезжать.

Родители Самуила Маршака

3. Брат Маршака Илья был с детства очень любознательным, что позволило ему позже стать талантливым писателем. Издавался он под псевдонимом М. Ильин и писал научно-популярные книги для детей. До Великой Отечественной Войны в этом жанре работали многие писатели, да и государство поощряло — Советскому Союзу нужны были технически подкованные граждане. Со временем поток детских научно-популярных книг редел, и сейчас в памяти старшего поколения остался классик жанра М. Перельман, однако он развивал научно-популярную литературу отнюдь не в одиночку. А перу М. Ильина принадлежат такие книги, как «Сто тысяч почему» и «Рассказы о вещах».

М. Ильин

4. Первым талант Маршака оценил известный критик Владимир Стасов. Он не просто похвалил мальчика, но и устроил его в престижную III петербургскую гимназию. Именно в этой гимназии Маршак получил отличные базовые знания языков, позволившие ему стать прекрасным переводчиком. Тогдашние русские переводчики делали переводы с английского топорно и косноязычно. Это касалось прозы — переводы поэзии вообще никуда не годились. Даже с именами персонажей была настоящая катастрофа. «Шерлок Холмс» и «Доктор Ватсон», чьи имена достались нам как раз от тех переводчиков, должны были быть «Хоумзом» и «Уотсоном» соответственно. В начале ХХ века на слуху были и такие варианты имени сыщика, как «Хольмз» и даже «Гольмц». А уж имя «Пауль» английские литературные герои по имени «Пол» (Paul) носили ещё в 1990-е годы. Волшебная сила искусства… Маршак же знал английский не как набор слов, а как цельное явление, причём в различных исторических контекстах.

Владимир Стасов. Со временем Маршак стал не худшим наставником, чем критик, давший ему путёвку в литературу

5. Стасов заочно познакомил Маршака с Львом Толстым — он показал великому писателю фотографии юного подопечного и несколько его стихотворений. Толстой оценил стихи хорошо, но добавил, что не верит в «этих вундеркиндов». Когда Стасов рассказал Самуилу о встрече, молодой человек очень обиделся на Толстого.

6. Знаковым человеком в судьбе Маршака был Максим Горький. Познакомившись с юным тогда Маршаком у Стасова, Горький похвалил стихи мальчика. А узнав, что у того слабые лёгкие, Горький буквально за несколько дней устроил перевод Самуила в ялтинскую гимназию, обеспечив его проживание в своей семье.

Маршак и Максим Горький

7. До 1920 года Маршак был хоть и молодым, но «серьёзным» поэтом и писателем. Он путешествовал в Палестину, учился в Англии и везде писал хорошие сентиментальные и лирические стихи. Писать для детей Маршак начал лишь во время работы в детском театре в Краснодаре — театру элементарно не хватало драматического материала.

8. Путешествие в Палестину и написанные в это время стихи дали повод в постоветское время объявить Маршака сионистом и скрытым антисталинистом. По мнению определённых кругов интеллигенции, Маршак писал свои произведения, заведовал журналами, работал в издательствах, занимался молодыми авторами, а ночью под подушкой писал антисталинские стихи. Причём маскировался этот сионист настолько умело, что Сталин даже вычёркивал его имя из расстрельных списков. Что характерно для такого рода авторов — через страницу после подвигов Маршака они описывают всесилие ВЧК — НКВД — МГБ — КГБ. Без ведома этой структуры, как известно, в Советском Союзе никто не мог даже безнаказанно воткнуть иголку в газетную фотографию кого-то из советских лидеров — такого рода действия сразу объявлялись терроризмом и карались по 58-й статье. Маршак же в это время получал Сталинские премии.

9. Когда Алексей Толстой показал Маршаку свои наброски перевода сказки Карло Гольдони «Пиноккио», Самуил Яковлевич сразу предложил ему не идти за итальянским оригиналом, а написать собственное произведение, воспользовавшись сюжетной канвой Гольдони. Толстой с предложением согласился, и на свет появились «Приключения Буратино». Все разговоры о том, что Толстой украл сказку у итальянца, не имеют под собой никаких оснований.

10. Михаилу Зощенко, попавшему в творческий и житейский кризис, Маршак посоветовал писать для детей. Позже Зощенко признавал, что поработав для детей, он стал лучше писать для взрослых. Список писателей и поэтов, которым Самуил Яковлевич помогал в работе, включает в себя также Ольгу Берггольц, Леонида Пантелеева и Григория Белых, Евгения Чарушина, Бориса Житкова и Евгения Шварца.

11. Однажды Александр Твардовский одолжил у Маршака машину — своя сломалась. Придя в гараж, Твардовский увидел хорошо ему знакомого водителя, чуть не плачущим над толстым томом. Поэт спросил у Афанасия — так звали водителя, мужчину средних лет — в чём дело. Тот рассказал: проезжали мимо Курского вокзала, и Маршак вспомнил, что именно там перед смертью проезжала Анна Каренина. Самуил Яковлевич поинтересовался, помнит ли Афанасий, как ярко всё видела Каренина. Водитель имел неосторожность сообщить Маршаку, что никаких Карениных он никогда не возил. Разгневанный Маршак выдал ему том «Анны Карениной» и заявил, что пока Афанасий не прочитает роман, пользоваться его услугами он не будет. А зарплата водителям шла или за километраж, или за время в поездке, т. е. сидя в гараже, Афанасий зарабатывал крайне мало.

12. Стихи получались у Маршака очень быстро, но при этом были качественными, а на одно четверостишие он мог потратить десяток листов бумаги. Но даже с учётом переработок скорость написания стихов была фантастической. Во время Великой Отечественной Маршак сотрудничал с Кукрыниксами (карикатуристы М. Куприянов, П. Крылов и Н. Соколов). Первоначальной идеей было то, что тройка художников пишет карикатуры, а Маршак придумывает к ним стихотворные подписи. Но через несколько дней принцип работы поменялся: Маршак, послушав сводку Совинформбюро, успевал сочинить стихотворение, утвердить его в соответствующих инстанциях и привезти или передать его художникам, у которых ещё не было даже идеи карикатуры. Строки Маршака «Бойцу махорка дорога, кури и выкури врага» печатались на миллиона упаковок курительной махорки. За свою работу в годы войны и Кукрыниксы, и Маршак попали в список личных врагов Гитлера.

Личные враги фюрера

13. У Маршака были очень непростые отношения с Корнеем Чуковским. До поры до времени до открытых стычек не доходило, но писатели не упускали случая отпустить колкость в сторону коллеги. Маршак, к примеру, любил издеваться над тем, что Чуковский, выучив английский по самоучителю с вырванным разделом «Произношение», безбожно коверкал английские слова. Серьёзный, на полтора десятилетия, разрыв наступил, когда в Детгизе в 1943 году отказались печатать книгу Чуковского «Одолеем Бармалея». Маршак, ранее помогавший Чуковскому издаваться, в этот раз беспощадно раскритиковал произведение. Чуковский признавал, что его стихи слабенькие, но обиделся и обозвал Маршака лукавцем и лицемером.

14. У автора многочисленных произведений для детей и характер был детский. Он очень не любил вовремя ложиться спать, а уж прерывать занятия ради обеда по расписанию и вовсе ненавидел. С годами приём пищи по графику стал необходимым — болезни давали о себе знать. Маршак нанял домоправительницу с очень суровым характером. Розалия Ивановна в положенный час вкатывала столик в комнату, не обращая внимания на то, чем занят или с кем беседует Самуил Яковлевич. Тот называл её «Императрицей» или «Администрацией».

15. Самуил Маршак ещё во время поездки в Палестину женился на Софье Мильвидской. Супруги хорошо дополняли друг друга, и брак можно было бы назвать счастливы, если бы не судьба детей. Первая дочь Натаниэла в возрасте чуть больше года умерла от ожогов, опрокинув на себя кипящий самовар. Ещё один сын Яков умер от туберкулёза в 1946 году. После этого супруга Маршака серьёзно заболела и умерла в 1053 году. Из трёх детей выжил лишь один сын Имманюэль, ставший физиком.

16. С 1959 по 1961 год секретарём у Маршака работал нынешний известный российский журналист Владимир Познер, только что закончивший университет. Сотрудничество Познера с Маршаком завершилось скандалом — Познер попытался подсунуть в редакцию журнала «Новый мир» свои переводы с английского, смешав их с переводами Маршак. Писатель немедленно выгнал ушлого юнца. Через много лет Познер представил неприятный инцидент попыткой разыграть редколлегию.

17. В цифрах творческое наследие Самуила Маршака выглядит так: 3 000 собственных произведений, 1 500 переводческих работ, издания на 75 иностранных языках. На русском языке максимальный разовый тираж книги Маршака составил 1,35 млн. экземпляров, общий же тираж напечатанных произведений автора оценивается в 135 млн. экземпляров.

18. Самуил Маршак был награждён двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и орденом Отечественной Войны I степени. Он был лауреатом 4 Сталинских и Ленинской премий. Во всех крупных городах, где жил писатель, установлены памятные доски, а в Воронеже есть памятник С. Я. Маршаку. Ещё один памятник планируется установить на Лялиной площади в Москве. По Арбатско-Покровской линии московского метрополитена ходит тематический поезд «Мой Маршак».

19. После смерти Самуила Маршака Сергей Михалков, считавший встречи с ним определяющими для своего творчества, написал, что капитанский мостик корабля советской детской литературы опустел. При жизни Михалков называл Самуила Яковлевича «Маршак Советского Союза».

20. Разбирая оставшиеся от отца вещи и документы, Имманюэль Маршак обнаружил много записей на любительскую кинокамеру. Просматривая их, он удивился: где бы отец не оказывался в публичном месте, его сразу же окружали дети. Ладно бы в Советском Союзе — известность Самуила Яковлевича была всенародной. Но такая же картина — вот Маршак идёт а в, одиночестве, а вот он уже облеплен детворой — попала на плёнку и в Лондоне, и в Оксфорде, и в Шотландии около виллы Роберта Бёрнса.

x
Голосуй звездами!
ПлохоТак себеНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Тоже не менее интересные факты:
А что ты думаешь об этом? Комментируй!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Adblock detector