21 факт о Николае II, императоре с татуировкой дракона

В романе «20 лет спустя» Атос, готовя английскую королеву Генриетту к известию о казни её мужа, произносит: » …короли от рождения стоят так высоко, что Небо даровало им сердце, способное переносить тяжкие удары судьбы, невыносимые для остальных людей». Увы, эта сентенция хороша для приключенческого романа. В реальной жизни короли слишком часто оказывались не избранниками Неба, а обычными, даже посредственными, людьми, не готовыми не то, что к невыносимым ударам судьбы, а даже к элементарной борьбе за выживание.

Император Николай II (1868 — 1918) в бытность наследником получил всю возможную подготовку для того, чтобы управлять огромной Российской империей. Он успел получить образование, служил в полку, путешествовал, участвовал в работе правительства. Из всех российских императоров, пожалуй, только Александр II был лучше подготовлен к роли монарха. Но предшественник Николая вошёл в историю как Освободитель, и, кроме освобождения крестьян, провёл ряд других успешных реформ. Николай II же привёл страну к катастрофе.

Существует мнение, особенно ставшее популярным после причисления императорской семьи к лику мучеников, что Николай II погиб исключительно из-за козней многочисленных врагов. Бесспорно, врагов у императора хватало, но в том и состоит мудрость правителя, чтобы врагов делать друзьями. Николай, и из-за собственного характера, да и из-за влияния супруги, в этом не преуспел.

Скорее всего, Николай II прожил бы долгую и счастливую жизнь, будь он средней руки помещиком или военным в чине полковника. Неплохо было бы также, чтобы августейшая семья была поменьше — большинство её членов если не прямо, то косвенно причастны к падению дома Романовых. Перед отречением императорская чета оказалась практически в вакууме — от них отвернулись все. Выстрелы в Ипатьевском доме не были неизбежными, но логика в них была — отрёкшийся император был никому не нужен и многим опасен.

Не будь Николай императором, он был бы образцом для подражания. Любящий верный супруг и прекрасный отец. Любитель спорта и физических нагрузок. Николай всегда был благожелателен к окружающим, даже если был ими недоволен. Он превосходно владел собой и никогда не впадал в крайности. В частной жизни император был весьма близок к идеалу.

1. Как и положено всем царственным младенцам, и Николаю II, и его детям нанимали кормилиц. Кормить такого ребёнка было очень выгодным делом. Кормилицу одевали и обували, выплачивали большое (до 150 рублей) содержание и строили ей дом. О трепетном отношении Николая и Александры к долгожданному сыну говорит тот факт, что у Алексея было минимум 5 кормилиц. Только на их поиски и компенсации семьям было потрачено более 5 000 рублей.

Дом кормилицы Николая в Тосно. Второй этаж достроен позже, но всё равно дом был достаточно большим

2. Формально за период нахождения Николая II на престоле у него было два лейб-медика. До 1907 года главным врачом императорской семьи был Густав Гирш, а в 1908 году лейб-медиком был назначен Евгений Боткин. Ему было положено 5 000 рублей зарплаты и 5 000 рублей столовых. До этого зарплата Боткина в качестве врача Георгиевской общины составляла чуть более 2 200 рублей. Боткин не только был сыном выдающегося клинициста и отличным врачом. Он участвовал в Русско-японской войне и был награждён орденами Св. Владимира IV и III степени с мечами. Впрочем, о мужестве Е. С. Боткина и без орденов говорит тот факт, что врач разделил судьбу своих венценосных пациентов и после отречения Николая II, вплоть до подвала в Ипатьевском доме. Врач отличался большой сдержанностью. Близкие к императорской семье люди неоднократно упоминали в мемуарах, что выведать хоть что-либо о состоянии здоровья Николая II, императрицы или детей у Боткина было невозможно. А работы у медика хватало: Александра Фёдоровна страдала несколькими хроническими недугами, да и дети особой крепостью здоровья похвастаться не могли.

Доктор Евгений Боткин исполнил свой долг до конца

3. Огромное влияние на судьбу Николая и всей его семьи оказал врач Сергей Фёдоров. Вылечив царевича Алексея от тяжёлого заболевания, спровоцированного гемофилией, Фёдоров получил пост придворного медика. Николай II очень ценил его мнение. Когда в 1917 году встал вопрос об отречении, именно на мнении Фёдорова император основывался, отрекаясь от престола в пользу младшего брата Михаила — врач сообщил ему, что Алексей может умереть в любой момент. Фактически, Фёдоров оказал давление на самое слабое место императора — его любовь к сыну.

4. В Кухонной части Императорской кухни работали 143 человека. Они могли привлекать к работе ещё 12 помощников из числа подготовленного персонала других специальностей. Собственно царским столом поочерёдно занимались 10 т. н. «мундкохов», элита из элит поварского искусства. Кроме Кухонной части имелись также Винная (14 человек) и Кондитерская (20 человек) части. Формально метрдотелями Императорской кухни были французы Оливье и Кюба, однако они осуществляли стратегическое руководство. На практике кухней руководил Иван Михайлович Харитонов. Повар, как и доктор Боткин, был расстрелян вместе с императорской семьёй.

5. Если исходить из дневников и сохранившихся записок Николая II и Александры Фёдоровны, их интимная жизнь была довольно бурной даже в зрелые годы. При этом в первую брачную ночь они, если верить записи Николая, завалились спать рано из-за головной боли у новобрачной. Но последующие записи и переписка, датированная 1915 — 1916 годами, когда супругам было изрядно за 40, напоминают, скорее, переписку подростков, только недавно познавших радость секса. Насквозь прозрачные иносказания говорят о том, что супруги не предполагали, что их корреспонденция будет обнародована.

6. Императорский выезд на природу обычно выглядел примерно следующим образом. На выбранном месте, очищенном от кустарника (обязательно у воды, для яхты «Штандарт» оборудовали временную пристань) стелили новый дёрн, разбивали шатёр и устанавливали столы и стулья. Для отдыха выделялся уголок в тени, там ставили шезлонги. Свита шла «собирать землянику». Привезённые с собой ягоды специальный мальчик сдабривал миндалём, фиалкой и лимонным соком, после чего кушанье замораживалось и подавалось к столу. А вот картошку пекли и ели как простые смертные, пачкая руки и одежду.

Пикник в непринуждённой атмосфере

7. Все сыновья дома Романовых в обязательном порядке занимались гимнастикой. Николаю II она нравилась всю жизнь. В Зимнем дворце ещё Александр III оборудовал приличный тренажёрный зал. Николай сделал в просторной ванной комнате турник. Подобие турника он соорудил даже в своём железнодорожном вагоне. Николай любил кататься на велосипеде и заниматься греблей. Зимой он мог часами пропадать на катке. 2 июня 1896 года Николай дебютировал в теннисе, выйдя на корт в имении брата Сергея Александровича. С этого дня теннис стал главным спортивным увлечением монарха. Корты были построены во всех резиденциях. Игрывал Николай и в ещё одну новинку — пинг-понг.

8. Во время путешествий императорской семьи на «Штандарте» неукоснительно соблюдался довольно странный обычай. К завтраку на стол ежедневно подавался огромный английский ростбиф. Блюдо с ним водружали на стол, но никто к ростбифу не притрагивался. По окончании завтрака блюдо уносили и раздавали слугам. Обычай этот возник, скорее всего, в память о Николае I, любившем всё английское.

Столовая на императорской яхте «Штандарт»

9. Путешествуя по Японии, цесаревич Николай получил в качестве особых примет не только шрамы от двух ударов саблей по голове. Он сделал себе татуировку в виде дракона на левой руке. Японцы, когда будущий император озвучил свою просьбу, были озадачены. По островному обычаю, татуировки наносили только преступникам, а с 1872 года запретили татуировать и их. Но мастера, видимо, остались, и Николай получил своего дракона на руку.

Путешествие Николая в Японию широко освещалось в прессе

10. Процесс приготовления пищи для императорского двора был подробно расписан в специальном «Положении…», полное название которого состоит из 17 слов. В нём закреплялась традиция, согласно которой метрдотели закупают продукты за свой счёт, а оплату получают по числу поданных блюд. Во избежание закупки недоброкачественных продуктов метрдотели вносили в кассу 5 000 рублей залога каждый — чтобы было, видимо, из чего штрафовать. Штрафы составляли от 100 до 500 рублей. Император лично или через гофмаршала сообщал метрдотелям, какой должен быть стол: повседневный, праздничный или парадный. Соответственно менялось число «перемен». К повседневному столу, к примеру, подавалось по 4 перемены за завтраком и ужином, и 5 перемен за обедом. Закуски считались такой мелочью, что даже в столь пространном документе были упомянуты вскользь: 10 — 15 закусок на усмотрение метрдотеля. Метрдотели получали 1 800 рублей в месяц с предоставлением жилья или 2 400 рублей без квартиры.

Кухня в Зимнем дворце. Главной проблемой была быстрая доставка блюд в обеденный зал. Для поддержания температуры соусов спирт во время больших обедов расходовали буквально вёдрами

11. Расходы на питание Николая II, его семьи и близких, составляли, на первый взгляд, серьёзные суммы. В зависимости от образа жизни императорской семьи (а он изменялся довольно серьёзно) на кухню тратили от 45 до 75 тысяч рублей в год. Однако если учесть количество трапез, то расходы окажутся не такими большими — около 65 рублей за один приём пищи минимум из 4 перемен на нескольких человек. Эти расчёты касаются первых лет ХХ века, когда царское семейство жило довольно закрытой жизнью. В первые годы царствования, скорее всего, расходы были существенно большими

12. Многие мемуаристы упоминают, что Николай II в еде предпочитал простые блюда. Вряд ли это было каким-то особым пристрастием, похожее пишут и о других царях. Скорее всего, дело в том, что по традиции метрдотелями назначали французов-рестораторов. И Оливье, и Кюба готовили отлично, но именно «по-ресторанному». А питаться таким образом годами изо дня в день сложно. Вот и заказывал император, едва поднявшись на борт «Штандарта», ботвинью или жареные пельмени. Ещё он терпеть не мог солёную рыбу и икру. На пути из Японии в каждом городе будущего императора потчевали этими дарами сибирских рек, что в жару приводило к невыносимой жажде. Из деликатности Николай ел поднесённое, и навсегда заработал отвращение к рыбным деликатесам.

Николай не упускал случая попробовать пищу из солдатского котла

13. В течение трёх последних лет царствования зубной врач к императорской семье приезжал из Ялты. Царственные пациенты согласны были терпеть боль двое суток, пока дантист Сергей Кострицкий добирался в Петербург на поезде. Ни о каких чудесах в области стоматологии свидетельств не сохранилось Скорее всего, Кострицкий понравился Николаю во время традиционного летнего пребывания в Ялте. Врач получал установленное жалованье — около 400 рублей в неделю — за время визитов в Петербург, а также отдельную плату за дорогу и каждый визит. Видимо, Кострицкий действительно был хорошим специалистом — в 1912 году он пломбировал зуб царевичу Алексею, а ведь любое неверное движение бора могло оказаться для мальчика смертельным. А в октябре 1917 года Кострицкий проехал к своим пациентам через пылающую революцией Россию — он прибыл из Ялты в Тобольск.

Сергей Кострицкий лечил императорскую семью даже после отречения

14. Скорее всего, о том, что новорождённый Алексей болен гемофилией, родители узнали сразу — уже в первые дни жизни несчастного малыша он перенёс длительное кровотечение через пуповину. Несмотря на глубокое горе, семье долгое время удавалось держать заболевание в тайне. Даже через 10 лет после рождения Алексея о его болезни ходили самые разнообразные неподтверждённые слухи. Сестра Николая Ксения Александровна узнала о страшном заболевании наследника спустя 10 лет.

Цесаревич Алексей

15. Особого пристрастия к алкоголю у Николая II не было. Это признают даже недруги, знавшие обстановку во дворце. Спиртное к столу подавалось постоянно, император мог выпить пару рюмок или бокал шампанского, а мог и вовсе не пить. Даже во время пребывания на фронте, в мужской компании, алкоголь употребляли крайне умеренно. Например, к обеду на 30 персон подавали 10 бутылок вина. И то, что их подавали, совсем не означает, что их выпивали. Хотя, конечно, иной раз Николай давал себе волю и мог, по его же собственным выражениям, «нагрузиться» или «надрызгаться». Наутро император добросовестно отмечал грехи в дневнике, при этом радуясь тому, что спал превосходно или выспался отлично. То есть ни о какой зависимости речи не идёт.

16. Большой проблемой для императора и всей семьи было рождение наследника. Эту рану постоянно бередили все, от иностранных министерств до простых мещан. Александре Фёдоровне давали медицинские и псевдомедицинские советы. Николаю рекомендовали лучшие позиции для зачатия наследника. Писем было так много, что в Канцелярии приняли решение не давать им дальнейшего хода (т. е. не докладывать императору) и оставлять такие письма без ответа.

17. У всех членов императорской семьи были личные капельдинеры и официанты. Система продвижения слуг при дворе была очень сложной и запутанной, но в целом основывалась на принципе старшинства и наследственности в том смысле, что слуги переходили от отца к сыну и т. д. Немудрено, что самые близкие слуги были, мягко говоря, немолоды, что часто приводило ко всяким казусам. Во время одного их больших обедов старый слуга, подкладывая рыбу с большого блюда в тарелку императрицы, упал, а рыба оказалась частью на платье Александры Фёдоровны, частью на полу. Несмотря на свой многолетний опыт, слуга растерялся. В меру своих возможностей он бросился на кухню. Обедавшие проявили такт, сделав вид, что ничего не произошло. Однако, когда вернувшийся с новым блюдом рыбы слуга поскользнулся на куске рыбы и упал с соответствующими последствиями вновь, сдержаться от смеха не смог никто. Как правило, слуг за такие происшествия наказывали чисто формально — переводили на неделю на низшую должность или отправляли отдохнуть.

18. Осенью 1900 года царствование Николая II вполне могло закончиться в связи с его смертью. Император тяжело заболел брюшным тифом. Заболевание протекало так тяжело, что заговорили о порядке наследования, да ещё и императрица была беременна. Перелом к лучшему наступил лишь через полтора месяца после начала заболевания. Николай месяц ничего не писал в дневник — в первый и последний раз в своей жизни. «Солнечная тропа» в Ялте изначально называлась «Царской» — её спешно пробили, чтобы выздоравливающий император мог совершать прогулки по ровной местности.

Сразу после болезни

19. Многие современники отмечают, что Николай II очень много работал. Однако даже в их благожелательных описаниях рабочий день монарха выглядит не столь уж и утомительным, и несколько бестолковым. К примеру, у каждого министра был свой день для доклада перед завтраком. Вроде бы логично — император по графику видится с каждым из министров. Но возникает резонный вопрос: зачем? Если в делах, подведомственных министерству, нет никаких чрезвычайных обстоятельств, зачем нужен очередной доклад? С другой стороны, если чрезвычайные обстоятельства возникал, Николай вполне мог оказаться недоступным для министров. А что касается продолжительности работы, то трудился Николай не больше 7 — 8 часов в день, обычно меньше. С 10 до 13 часов он принимал министров, потом завтракал и гулял, и продолжал занятия с примерно 16 до 20 часов. В общем, как пишет один из авторов мемуаров, редко когда Николай II мог позволить себе провести с семьёй целый день.

20. Единственной вредной привычкой Николая было курение. Впрочем, во времена, когда насморк останавливали кокаином, о том, что курение может быть вредным, тем более не задумывались. Курил император в основном папиросы, курил много и часто. В семье вообще курили все, кроме Алексея.

21. Николай II, как и многие его предшественники на троне, был награждён Орденом Святого Георгия IV степени. Император очень трогательно и искренне радовался первой награде, которую он получил не согласно статусу своей персоны, а за боевые заслуги. Вот только авторитета в офицерской среде Георгий императору не добавил. Обстоятельства совершения монархом «подвига» распространились с быстротой степного пожара. Оказалось, что Николай II и наследник в ходе поездки на фронт добрались до передовых позиций русских войск. Однако русские окопы и окопы неприятеля в этом месте разделяла нейтральная полоса шириной до 7 километров. Стоял туман, вражеских позиций не было видно. Эту поездку и посчитали достаточным основанием для награждения сына медалью, а отца орденом. Само по себе награждение выглядело не слишком красивым, да ещё все сразу вспоминали, что и Пётр I, и все три Александра, и Николай I получили свои награды за участие в реальных боевых действиях…

На фронте с цесаревичем Алексеем

x
Голосуй звездами!
ПлохоТак себеНормальноХорошоОтлично! (2 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
А что ты думаешь об этом? Комментируй!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Adblock
detector