25 фактов из жизни Василия Сурикова — выдающего русского художника

Выдающийся русский живописец Василий Иванович Суриков (1848 — 1916) был мастером масштабных, тщательно проработанных композиционно, полотен. Его картины «Боярыня Морозова», «Степан Разин», «Покорение Сибири Ермаком» известны любому мало-мальски знакомому с живописью человеку.

Несмотря на классическую манеру письма, живопись Сурикова очень своеобразна. Любое его полотно можно рассматривать часами, находя всё новые и новые краски и оттенки в лицах и фигурах персонажей. Сюжет практически всех картин Сурикова основан на противоречиях, видимых или скрытых. В «Утре стрелецкой казни» противоречия между Петром I и стрельцами видны невооружённым глазом, как и в картины «Боярыня Морозова». А над полотном «Меньшиков в Берёзове» стоит задуматься — оно изображает не только семью в бедном деревенском доме, а семью некогда всесильного императорского фаворита дочь которого, также изображённая на картине, могла стать женой царя.

Суриков некоторое время принадлежал к передвижникам, однако его живопись разительно отличается от картин других передвижников. Он всегда был сам по себе, находился в стороне от споров и дискуссий. Поэтому ему сильно доставалось от критиков. К чести художника, он только посмеивался над критикой, от кого бы она ни исходила, и оставался верным своей манере и своим убеждениям.

1. Василий Суриков родился 12 января 1848 года в Красноярске. Его родители были потомками донских казаков, переселившихся в Сибирь. Суриков очень гордился своим происхождением и считал, что казаки — народ особый, храбрый, сильный и двужильный.

2. Хотя формально семья Суриковых считалась казачьей, интересы членов семьи были куда шире обработки надела, вольтижировки, да службы царю-батюшке. Отец Василия дослужился до чина коллежского регистратора, что уже предполагало хорошее образование. Дяди будущего художника выписывали литературные журналы, в семье живо обсуждали новинки культуры и вышедшие из печати книги. Где-нибудь в казачьей среде на Дону это выглядело бы дикостью, но в Сибири каждый грамотный человек был на счету. Большая часть образованных людей были ссыльными, но этот статус никого не заботил — общались без оглядки на него. Поэтому общий культурный уровень даже казачьей среды был довольно высоким.

3. Отец Василия умер, когда мальчику было 11 лет. С тех пор судьба мальчика складывалась стандартно для способных детей из бедных семей. Его пристроили в уездное училище, по окончании которого Вася получил место писца. Благо, в училище рисование преподавал Николай Гребнёв, сумевший разглядеть в мальчике талант. Гребнёв не только поощрял в воспитанниках стремление к реализму, но и учил их выражать себя. Он постоянно водил ребят на этюды. В одном из таких походов родилась первая из известных картин Сурикова «Плоты на Енисее».

4. Один из биографов Сурикова излагает полуанекдотическую историю направления Сурикова в Академию художеств. Работая писцом, Василий как-то машинально нарисовал на полях одного из переписанных начисто документов муху. Она выглядела так реалистично, что губернатор Павел Замятнин тщетно пытался согнать её с листа. А тут дочь губернатора, семья которой снимала второй этаж в доме Суриковых, рассказала отцу о талантливом сыне хозяйки. Замятнин, недолго думая, взял у Сурикова несколько рисунков, и вместе с картинами ещё одного талантливого красноярца Г. Шалина отправил их в Петербург.

5. Очень большую роль в судьбе Сурикова сыграл Пётр Кузнецов. Крупный золотопромышленник, неоднократно избиравшийся красноярским городским головой, оплачивал обучение начинающего художника в Академии и покупал его первые произведения.

6. Суриков не смог поступить в Академию с первого раза. В этом не было ничего удивительного — на экзамене нужно было рисовать «гипсы» — фрагменты античных статуй — а Василий до этого рисовал только живую натуру и делал копии чужих произведений. Впрочем, молодой человек был уверен в своих силах. Бросив клочки экзаменационного рисунка в Неву, он решил поступить в Рисовальную школу. Там как раз уделяли большое внимание «гипсам» и вообще технической стороне ремесла художника. Пройдя трёхлетнюю программу обучения за три месяца, Суриков повторно сдал экзамен и 28 августа 1869 года был зачислен в Академию.

7. Каждый год учёбы в Академии приносил много трудившемуся Василию новые успехи. Через год после поступления его перевели из вольнослушателей в штатные студенты, что означало получение стипендии размером 350 рублей в год. Ежегодно он получал или Большую, или вторую серебряную медаль. Наконец, осенью 1875 года он закончил курс и получил звание классного художника I степени и малую золотую медаль. Заодно Сурикову был присвоен чин коллежского регистратора, соответствовавший армейскому поручику. Сам художник шутил, что он теперь догнал отца и выбился в начальство. Позже он будет награждён орденом Святого Владимира IV степени, что обеспечит Сурикову потомственное дворянство и приравняет в чинах к подполковнику.

8. Со своей будущей супругой, Елизаветой Шаре, Суриков познакомился в католическом храме, куда пришёл послушать орган. Елизавета уронила молитвенник, художник поднял его, и так завязалось знакомство. Мать Елизаветы была русской, дочерью декабриста, а отец французом торговавшим писчебумажным товаром. Огюст Шаре ради любви к супруге перешёл в православие и переехал из Парижа в Петербург. Узнав, что их дочери оказывает внимание художник, они испугались — слава нищей и распутной парижской богемы давно выплеснулась за пределы Франции. Однако узнав цены на картины Сурикова, потенциальные тесть и тёща успокоились. Окончательно их добило название картины, за которую Суриков получил золотую медаль Академии — «Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы»!

9. В течение года с лета 1877 года по лето 1878 Суриков в компании других выпускников и профессоров Академии работал над росписью Храма Христа Спасителя. Работа практически ничего не дала ему в творческом плане — излишний реализм пугал руководителей работ — но обеспечила художника материально. Гонорар за роспись составил 10 000 рублей. Кроме того, он получил орден Св. Анны III степени.

10. Венчались Василий и Елизавета 25 января 1878 года во Владимирской церкви. Матери о свадьбе Суриков не сообщал, с его стороны на торжестве присутствовал только меценат Пётр Кузнецов и преподаватель Академии Пётр Чистяков. Матери Суриков написал только после рождения первой дочери. Ответ был таким суровым, что художнику пришлось на ходу придумывать содержание письма, якобы зачитывая его супруге.

11. Факт, который говорит о том, какую титаническую работу проделывал Суриков даже при подготовке к написанию картины. О том, что он ищет натурщика для образа звероподобного рыжего стрельца к картине «Утро стрелецкой казни», знали все коллеги художника. Однажды Илья Репин приехал к Сурикову домой и сообщил: на Ваганьковском есть подходящий рыжий могильщик. Помчались на кладбище и увидели там Кузьму, действительно подходившего для работы. Могильщики и тогда не бедствовали, поэтому Кузьма вдоволь поиздевался над художниками, цинично выторговывая новые условия водки и закуски. А когда Суриков согласился на всё, Кузьма, уже севший в сани, выпрыгнул из них — передумал. Лишь на второй день Сурикову удалось уговорить натурщика. И это был лишь один из десятков персонажей одной из картин.

12. Остаётся без ответа масса вопросов об отношениях Сурикова с матерью. Почему он, будучи уже успешным художником, обладателем академических медалей, расписавшим Храм Христа Спасителя, так боялся сообщить матери о своей женитьбе? Зачем он повёз больную (у Елизаветы было очень слабое сердце) супругу с дочерьми в Красноярск, когда в те годы такое путешествие было испытанием и для здорового мужчины? Почему он терпел презрительное отношение матери к жене до тех пор, пока Елизавета окончательно не слегла, чтобы не поправиться уже до самой смерти? Как взрослый самостоятельный, продававший собственные картины за тысячи рублей картины человек мирился со словами: «Так и будешь полоть?», с которыми мать обращалась к его хрупкой супруге? К сожалению, достоверно можно утверждать только то, что 8 апреля 1888 года, после агонии, длившейся почти полгода, Елизавета Шаре умерла. В браке супруги прожили чуть более 10 лет. Много лет спустя Суриков говорил Максимилиану Волошину, что его мать обладала удивительным художественным вкусом, а портрет матери считается одним из лучших произведений живописца.

13. То, что в нормальных условиях Елизавета, даже если принимать во внимание болезнь сердца, могла бы прожить намного дольше, косвенно подтверждает судьба их с Суриковым потомства. При том, что и сам Василий Иванович не мог похвастаться богатырским здоровьем (у них в семье у всех мужчин были проблемы с лёгкими), их дочери Ольга и Елена дожили до 80 и 83 лет соответственно. Дочь Ольги Суриковой Наталья Кончаловская вышла замуж за Сергея Михалкова и скончалась в возрасте 85 лет в 1988 году. Сыновья Михалкова и Кончаловской, всем известные деятели кино Андрей Кончаловский и Никита Михалков родились в 1937 и 1945 году и продолжают не только здравствовать, но и вести активную творческую жизнь.

14. В быту Суриков был более чем аскетичен. В семье исходили из принципа «один человек — один стул и одна тумбочка». Свой весьма обширный архив художник хранил нерассортированным в простом сундуке. В семье не голодали, но пища всегда была предельно простой, без изысков. Верхом кулинарного раздолья были пельмени и пропастинка (вяленая оленина). С другой стороны, в жизни Василия Ивановича полностью отсутствовали все атрибуты богемы. Он, конечно, мог выпить, но делал это исключительно дома или в гостях у друзей. Никаких ресторанных попоек и других излишеств он не признавал. Одет художник был всегда очень опрятно, но не терпел отутюженных брюк.

15. Поэт в России, как известно, больше, чем поэт. Отзывы о картине В. Сурикова «Утро стрелецкой казни» показали, что и картина может быть больше, чем картиной. Случилось так, что открытие выставки передвижников, на которой «Утро стрелецкой казни» было впервые показан широкой публике, и убийство императора Александра II произошли в один день — 1 марта 1881 года. Критики, начавшие было обсуждать художественные достоинства монументального полотна, тут же переключились на выяснение вопроса, за кого Суриков — за стрельцов или за Петра I? При желании картину можно толковать двояко: и фигура будущего императора показана мощно и величаво, но и собственно казней или тел казнённых на полотне нет. Живописец же просто не хотел шокировать публику видом крови и трупов, изображая столкновение русских характеров. Впрочем, время показало значение «Утра стрелецкой казни» для русской живописи.

16. Суриков был очень нетипичным художником. Априори мастер кисти должен быть минимум половину жизни очень бедным, а то и умереть в нищете. Суриков же начал прилично зарабатывать уже в Академии, а свои полотна продавал по баснословным ценам. «Утро стрелецкой казни» ушло за 8 000 рублей, Самоё дешёвое из «больших» произведений мастера, «Меншиков в Берёзове» Павел Третьяков купил за 5 000. «Боярыню Морозову» купили за 15 000, за «Переход Суворова через Альпы» император отдал 25 000, а за «Покорение Сибири Ермаком» Суриков получил 40 000 рублей и ещё за 3 000 продал цветную литографию с картины. Сумма, уплаченная Николаем II за «Покорение Сибири Ермаком» была на тот момент рекордной для русской живописи. Такие цены позволяли ему не работать на заказ и не брать учеников для дополнительного заработка.

17. Работая над картиной «Покорение Сибири Ермаком» Суриков совершил путешествие длиной более трёх тысяч километров. Он ехал на лошади, шёл пешком, сплавлялся по сибирским рекам. Из этого опасного путешествия он привёз несколько альбомов зарисовок и десятки рисунков. Для того, чтобы создать образы казаков, сопровождавших Ермака, художник отправился в специальную поездку на Дон. Тамошние казаки не только позировали ему, но и устраивали скачки и поединки. Если судить по наброскам, хранящимся в Русском музее, поездка на Дон была необходимостью — её Суриков совершил уже тогда, когда замысел «татарской» стороны полотна был уже готов.

18. «Покорение Сибири Ермаком» стало настоящим триумфом Сурикова. По договору с Павлом Третьяковым торг начинался с 20 000 рублей, хотя Суриков планировал выручить 40 000. Так и получилось — Николай II не пожелал уступить купчине, и выдал за полотно желаемую Суриковым сумму. Более того, дата приобретения императором картины Сурикова стала датой основания Государственного русского музея. Суриков же, чтобы не обижать Третьякова, написал полноценную копию картины для Третьяковки.

19. Очень острую полемику вызвало полотно «Переход Суворова через Альпы». И снова на реакцию публики повлиял внешний фактор — картину выставили в канун 100-летия знаменитого похода Суворова. Сурикова начали обвинять в верноподданнических чувствах, причём обвинения исходили от близких людей. Критиковал картину и Лев Толстой. «Так не бывает!» — говорил он, имея в виду движение солдат по склону. «Так красивее», — отвечал Суриков. Проправительственная пресса, в свою очередь, пеняла художнику за не слишком эпический, не торжественный характер картины.

20. В 1906 году, на XXXV выставке передвижников в круглой башне Исторического музея была выставлена картина Сурикова «Степан Разин». Художник до последнего момента не был удовлетворён своей работой. Уже после открытия выставки он заперся в комнате и перекрасил золотую раму в более тёмный цвет. Затем он потребовал сделать более тёмными стены комнаты, но и это не удовлетворило Сурикова. Он даже пытался прямо в раме лучше нарисовать сапоги Разина. В итоге работа над картиной продолжалась ещё 4 года.

21. Из воспоминаний Ильи Остроухова (автор известной картины «Золотая осень). Как-то он, Виктор Васнецов и Василий Поленов пришли к Сурикову в гости на сибирские пельмени. Обильно угостившись, начали прощаться. Первым уходил Поленов, его проводили тостом за трёх собравшихся здесь лучших русских художников (Остроухов был тогда молод, его в расчёт не брали). Провожая Васнецова с Остроуховым, Суриков поднял тост за двух лучших художников России. Спускаясь по лестнице, Васнецов шепнул Остроухову: «Сейчас Василий налил рюмку и пьёт за самого лучшего художника в России».

22. Любимым блюдом Сурикова был пашкет. Это перемешанные варёное мясо, рис, яйца, морковь и лук, залитые мясным бульоном и запечённые под корочкой дрожжевого теста. Также художник очень любил пироги с сушёной молотой черёмухой.

23. В 1894 году Василий Иванович Суриков был избран в действительные члены Академии художеств. Вместе с ним ряды академиков пополнили его друзья Илья Репин и Василий Поленов, а также меценат Павел Третьяков. Художнику избрание очевидно, льстило — он с гордостью написал об этом матери, добавив, что о высочайшем утверждении новых академиков напечатали московские газеты.

24. Суриков очень хорошо играл на гитаре. Все, когда-либо бывавшие в многочисленных квартирах, которые снимала семья, отмечали присутствие на видном месте гитары. В те годы гитара считалась инструментом для простонародья. чем-то вроде гармошки, и гитаристы не могли похвастаться большими доходами. Василий Иванович часто устраивал для знакомых гитаристов своего рода концерты. Билеты на них не продавались. но слушатели делали пожертвования. Такие выступления позволяли музыкантам заработать 100 — 200 рублей за вечер.

25. С началом Первой мировой войны Суриков сдал психологически, а затем его стало подводить и физическое здоровье. В 1915 году брат зятя художника, Петра Кончаловского, Максим, диагностировал у художника проблемы с сердцем. Сурикова отправили подлечиться в подмосковный санаторий, но там он заболел воспалением лёгких. 6 марта 1916 года Василий Иванович Суриков произнёс свои последние слова «Я исчезаю» и скончался. В последний путь его провожали тысячи людей, а надгробное слово произнёс Виктор Васнецов.

x
Голосуй звездами!
ПлохоТак себе
НормальноХорошоОтлично! (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
А что ты думаешь об этом? Комментируй!

Ваш e-mail не будет опубликован.

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.